тел/факс:email: WashAdvokat@yаndex.ru
Temur_Mamoevich@Davreshan.ru
Член Адвокатской Палаты Саратовской области
Запись в реестре 64/300 | Удостоверение №1183.

   
 
 
 
 

Военный судья вынужден просить помощи у «Российской газеты» в расследовании дела об убийстве своих родственников

В Следственном управлении СКР по Оренбургской области десять лет пылится страшное уголовное дело об убийстве Виталия и Елены Абдулиных — мужа и жены. Сиротой осталась их маленькая дочь. 

Об этом уголовном деле в следственном ведомстве Оренбурга ни тогда, ни сейчас явно не хотят ни вспоминать, ни говорить. Во всяком случае корреспондента «РГ» с неудобным вопросом о том, как идет расследование преступления десятилетней давности, там просто… «послали» за комментариями в центральный аппарат СК.

И только после вмешательства СК РФ и неоднократных напоминаний мы на прошлой неделе получили полторы странички текста за подписью пресс-секретаря оренбургского подразделения СК.

 Ответ оказался классической отпиской, состоящей из набора пустых предложений. Общий смысл письма СК по Оренбургской области в переводе на нормальный человеческий язык сводился к следующему. Дело об убийстве мужа и жены у них есть, но расследование приостановлено, так как никого не нашли, хотя искали, а оперативно-разыскная работа ведется до сих пор и без остановки.

Чиновничьим словам о работе над раскрытием этого преступления верить не надо, так как факты говорят о другом. Если об этом уголовном деле в Оренбурге хотят поскорее забыть и у них это успешно получается, то «Российская газета» попробует рассказать то, о чем молчат люди в погонах.

Виталий Витальевич Абдулин — предприниматель. Активно занимался не только бизнесом, но и общественной работой. В 2000 году даже баллотировался на пост мэра Оренбурга. У него была фирма — «Яицкий посад». И она получила разрешение городской власти на строительство пяти заправок, что Абдулин и начал в 2009 году.

Я не знаю ответа на вопрос, почему свидетельства на одни и те же земельные участки были городской властью выданы двум разным фирмам — Абдулина и конкурентам — еще одному ООО. К тому времени, как Абдулины уже почти полностью достроили свои АЗС, началась судебная война между этим ООО и «Яицким посадом».

В 2009 году суд, как потом окажется, по ошибке признал владельцем построек ООО. Признал тихо — без извещения руководства и представителей «Яицкого посада», которому о времени и месте судебного заседания, надо думать случайно, сообщить забыли.

Суд признал право собственности на эти же объекты за ООО. И пока судебное решение районного суда вступало в законную силу, конкуренты весьма оперативно зарегистрировали постройки на себя и сдали их в аренду некой компании «Бизнес-трейд».

Июньской ночью 2009 года на участки с заправками приехали десятки машин с рабочими, и все, что почти полностью достроил «Яицкий посад», было уничтожено. По официальному заявлению местной милиции «Яицкому посаду» был причинен ущерб на 16 миллионов рублей.

 Но на банковском счету «Бизнес-трейда» было всего 10 тысяч рублей, а в его штате — ни одного сотрудника, кроме самого учредителя. Местные СМИ написали, что учредитель никаких документов не показал и заявил, что не знал о том, что заправки на тот момент были спорным имуществом. Местным журналистам в милиции заявили, что разрушение АЗС — хорошо спланированная операция, точнее, чей-то заказ.

Через три месяца после того, как заправки снесли, 2 октября 2009 года, генеральный директор «Яицкого посада» Абдулин был найден застреленным в своей машине рядом с домом. Ему на тот момент было 46 лет.

Вдова Абдулина, врач по профессии, продолжила дело мужа и в суде доказала, что на земельные участки имеет право «Яицкий посад». Она заново начала строительство автозаправок. По закону, полностью закончив строительство, она имела право выкупить землю, на которой находятся строения.

Но в декабре 2010 года, когда оставалось достроить всего 8-9 процентов заправок, Елена Абдулина пропала без вести.

— Достаточных оснований считать, что убийство Виталия Абдулина и безвестное исчезновение Елены Абдулиной прямо связаны между собой, не имеется, — оперативно сообщила местной прессе старший помощник руководителя Следственного управления СК по Оренбургской области Анжелика Линькова. Та самая, которая сейчас ответила про «активное расследование» «Российской газете».

Исчезновение вдовы наделало немало шума в Оренбурге. И местное подразделение Следственного комитета оперативно заявило, что отрабатываются две версии. По одной из них исчезновение Абдулиной связано с несчастным случаем и спонтанно совершенным преступлением. По другой — из-за «осуществления предпринимательской деятельности».

Елена пропала 13 декабря 2010 года, выйдя из дома. Без денег и документов. Дом, где она жила, — непростой: ее соседом был, например, начальник УВД по Оренбургской области. В общем, камер на доме хватало. Но при встрече с руководством УВД по Оренбургской области в январе 2011 года родственникам погибшей предоставили единственную распечатку, из которой видно, как она выходит из подъезда в спортивной одежде. Также сотрудники правоохранительных органов рассказали, что утром Елене кто-то звонил и, видимо, вызвал на встречу. А дальше была тишина.

Только 3 февраля 2013 года останки Абдулиной нашли случайно в заброшенном колодце в районе «Зауральной рощи» Оренбурга. По заключению судебно-медицинского эксперта, смерть Елены наступила от удушения либо от удара твердым предметом в область затылка.

Следователей на этом уголовном деле за долгие десять лет сменилось немало. Сколько именно, мы не знаем. В местном СК редакции пообещали ответить, но до сих пор не ответили. Как, впрочем, и на другие вопросы. Но мы точно знаем, что одним из следователей по делу убийства семьи был следователь по фамилии Непрокин. Ему на тот момент было всего 30 лет, и он, поработав по этому делу, почему-то быстро уволился из Следственного комитета и появился у конкурирующей фирмы в качестве… помощника. Бывший следователь уже в 2011 году стал официально представлять интересы конкурсного управляющего «Яицкий посад»… Местные журналисты предположили, что это сделано для дальнейшего банкротства предприятия после смерти Абдулиных.

Сегодня единственный, кто хлопочет об этом деле, — брат Елены Абдулиной — федеральный судья Тихоокеанского флотского военного суда Вячеслав Шевченко. С тех пор, как случилось несчастье, он уже десять лет не дает совсем задвинуть дело об убийстве родных ему людей.

Полковник Шевченко — военный. Он из семьи, которая не в первом поколении трудится на благо безопасности страны. Именно военный флотский судья еще в 2013 году написал обращение к руководителю Следственного управления СК по Оренбургской области. Просил у него единственное — соединить уголовные дела по фактам убийства супругов в одно производство и привлечь к его расследованию профессионалов. Но следствие даже не быстро озвучило факт обнаружения тела Абдулиной. О чем еще говорить…

Вячеслав Юрьевич был уверен: к его просьбе, государственного человека, военного, наши правоохранители прислушаются, пойдут навстречу. Но его письма в самые высокие инстанции неизменно возвращаются назад в Оренбург. А там хорошо пишут отписки, в чем мы убедились на собственном примере. Так что внимательно читают письма военного судьи пока лишь журналисты. И это — неправильно.

«Российская газета» просит Александра Бастрыкина запросить дело десятилетней давности из СК по Оренбургской области. В центральном аппарате достаточно специалистов высокого класса, и нам очень бы хотелось узнать их мнение — можно ли найти убийц семьи Абдулиных.

Источник: Российская газет (rg.ru)

 


Просмотров страницы: 23

Вы прочитали статью: Военный судья вынужден просить помощи у «Российской газеты» в расследовании дела об убийстве своих родственников

Оставить комментарий

Комментарии к другим записям

Похожие записи :

.
Вопросы / комментарии
Статистики сайта
Яндекс.Метрика



Проверка тиц




Подписка на рассылку

Введите Ваш email:



цитатыПравосудие — право наиболее хитрого.
-Жозеф Жубер-
.