тел/факс:email: WashAdvokat@yаndex.ru
Temur_Mamoevich@Davreshan.ru
Член Адвокатской Палаты Саратовской области
Запись в реестре 64/300 | Удостоверение №1183.

   
 
 
 
 

Судейское сообщество создало механизм самоконтроля

Судья – такой же человек, как и все. Может ошибаться или работать спустя рукава. Может испытывать гнев и раздражение. Может демонстрировать симпатии к одним участникам процесса и антипатии к другим. Кто в таких случаях имеет право призвать служителя Фемиды к порядку? Будь это любая сторонняя инстанция – ее действия могли бы быть расценены как давление на суд. Решение простое: дать объективную оценку действиям судьи могут только его коллеги. Для этого существует специально созданный орган – квалификационная коллегия судей. Высшая – в Москве, и своя – в каждом субъекте Федерации. С председателем такой коллегии по Санкт-Петербургу Александрой ВОЛОДКИНОЙ беседует обозреватель нашей газеты.

– Для начала, Александра Ивановна, давайте просветим наших граждан. Не уверен, что большинство из них правильно понимают роль и задачи квалификационной коллегии. Это что – суд над судьями?

– Строго говоря, ответу на данный вопрос посвящена целая глава в федеральном законе «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации». Если совсем кратко, то квалификационная коллегия – это «служба контроля качества» судейского корпуса. Судья – это человек, облеченный огромным доверием общества и государства. Что, разумеется, предполагает высокую планку предъявляемых к нему требований. Вот эту планку мы и призваны поддерживать. Коллегия – выборный орган. В нашем городе в нее входит 21 человек. Из них 7 – представители общественности, назначаемые ЗакСом. Это профессиональные юристы, но среди них, в соответствии с законом, не может быть руководителей предприятий, адвокатов, нотариусов. Один член коллегии – представитель президента России, назначаемый его специальным указом. Остальные – судьи разных ветвей судебной власти. Они выбираются тайным голосованием на конференции судей. А уже потом избранные в коллегию из своих рядов выбирают председателя. Коллегия собирается по мере поступления материалов для рассмотрения. Обычно это происходит раз в месяц. Но когда случается что-то чрезвычайное или накапливается большой объем работы, можем встретиться и чаще.

– Члены коллегии получают какие-то деньги?

– Нет, это абсолютно бесплатная работа. Но мы относимся к ней очень ответственно, ибо являемся, по сути, «хранителями морали» судейского корпуса.

– Коллегия – один из «барьеров», который проходят претенденты на должность судьи?

– Да, мы принимаем заявления от желающих занять эту должность и сдавших квалификационный экзамен. К заявлению прикладывается необходимый пакет документов – сведения об образовании и стаже работы, заключение медицинской комиссии, биографические данные о самом претенденте и его родственниках. Мы проводим первичную проверку этих документов и собеседование. Это довольно объемная работа. За последние два года коллегия рассмотрела 300 заявлений в суды общей юрисдикции и 69 в арбитражный. Из них, соответственно, 25 и 40 в итоге были отклонены.

– По каким критериям чаще всего бракуют кандидатов? Скажем, подал заявление ранее судимый?

– С такими случаями мы не сталкивались. Но бывают судимости у родственников. Хотя и тут нужно каждый случай рассматривать индивидуально: кто, когда и за что судим, знал ли об этом подавший заявление. Часто мы отказываем претендентам, так как нас не устраивает их образование – сейчас, к примеру, некоторые вузы могут готовить юристов за полтора года. Может быть, они дают своим выпускникам дипломы стандартного образца, но знаний, достаточных для судьи, скорее всего, дать не могут. Настораживают нас, разумеется, и отрицательные характеристики с предыдущего места работы претендента. Хотя и в этом случае мы сразу решение не принимаем, даем возможность человеку объяснить, почему его так оценили. Для нас важно и то, что, имея время до подачи документов, он не воспользовался им и не оспорил «компрометирующий документ». Это явный минус в профессиональном плане.

– Думаю все же, что рядовых граждан больше волнует та часть вашей работы, которая связана с наказанием судей за различные нарушения. Ведь в обычном порядке, как человека другой профессии, судью привлечь к ответственности невозможно, не так ли?

– Да, это так. Привлечение судьи к дисциплинарной ответственности возможно по представлению председателя вышестоящего суда – в нашем городе председателя Санкт-Петербургского городского суда. Возможно также привлечение по результатам обращения граждан. Если такие обращения поступают, мы можем направить их для проверки либо председателю суда, либо в специально созданную с этой целью комиссию. Состоит она из членов коллегии, совета судей и представителей общественности. По результатам ее работы коллегия и принимает решение.

– На что чаще всего жалуются граждане?

– К сожалению, большая часть их жалоб не относится к нашей компетенции. Нас постоянно просят пересмотреть решения судов. Разумеется, мы не вправе этим заниматься. Есть четко прописанный в законе порядок обжалования. Приходится это людям объяснять, в определенном смысле ликвидируя пробелы их правового воспитания. Есть жалобы, связанные с нарушением сроков изготовления судебных решений. Это действительно очень серьезная проблема, мы ею постоянно занимаемся.

– Что вы вправе сделать?

– Жалобы для проверки направляем председателю суда, который вправе внести представление в адрес нарушителя. Если же нарушения носят систематический характер, то коллегия сама назначает проверку и принимает решение. В нашем арсенале всего два средства – предупредить или прекратить полномочия. Но применять эти меры нужно с большой осторожностью. Мы понимаем, сколь сложна работа судьи, в условиях каких перегрузок и стрессов он работает. Возможно, у человека еще нет достаточного опыта, и его нужно не наказывать, а помочь ему профессиональным советом. Мы должны дать возможность судье научиться работать! Если же мы видим, что он не хочет учиться, не слышит нас, тогда приходится прибегать к дисциплинарным наказаниям. В этом году мы рассматривали шесть таких дел. По двум из них были представления председателя городского суда на прекращение полномочий. Но мы их не удовлетворили, дали людям шанс.

– А лишать полномочий ранее все же приходилось?

– За последние два года эту меру мы применили дважды. В одном из случаев это было связано с тем, что судья рассмотрел дело в отношении своего родственника. Разумеется, он обязан был заявить самоотвод, но не сделал это. Но самого этого факта для нашего решения было недостаточно. Мы учитывали предыдущее поведение этого человека, а также то, как он вел себя уже в процессе разбирательства. С решением коллегии он согласился и обжаловать его не стал.

– Наверное, для судьи достаточно болезненно получить взыскание от своих коллег?

– Безусловно. И эти меры очень эффективны. Случаи обжалования наших взысканий буквально единичны. Люди понимают, что мы зря не наказываем!

– Любой гражданин может быть уверен, что на его жалобу обязательно будет дан ответ?

– Мы не отвечаем только на анонимные обращения и на те, которые носят явно оскорбительный характер. Последние просим привести в корректную форму и после этого все равно рассматриваем.

– Как вы чувствуете, авторы заявлений удовлетворены вашей работой?

– Как вы сами понимаете, все и всегда довольны быть не могут. Но большинство людей с нашими доводами соглашаются. Даже если они расходятся с их первоначальной позицией. Но нередко мы признаем правоту заявителей. Вот, к примеру, в этом году мы рассматривали две жалобы на неэтичное поведение судьи. Для этого были приглашены сами заявители, а также свидетели происшедшего. В одном случае была даже представлена аудиозапись. Факты подтвердились, виновные получили предупреждение.

– А что если, допустим, вам приходит жалоба на то, что судья берет взятки?

– Такими делами занимается Следственный комитет.

– Но ведь провести в отношении судьи оперативно-следственные мероприятия непросто?

– Закон о статусе судей обеспечивает ему неприкосновенность. Это очень важная норма, являющаяся гарантией независимости суда. Возбудить уголовное дело в отношении судьи может только лично председатель Следственного комитета России. Но для этого необходимо согласие квалификационной коллегии – в зависимости от статуса судьи, либо Высшей, либо соответствующего субъекта Федерации. То же относится и к судьям в отставке. На них распространяется действие данного закона. И они решением квалификационной коллегии при достаточных основаниях могут быть своего статуса лишены. Вопросы же проведения конкретных следственных действий – допросов, обысков, очных ставок и прочего – решает уже другой орган – Судебная коллегия. В отличие от нас это структура судебной власти с теми же полномочиями, что и любой суд.

– А если вы не согласитесь с председателем Следственного комитета и согласия на привлечение к уголовной ответственности не дадите?

– Наше решение может быть обжаловано в городском суде.

– То есть те судьи, которых вы, может быть, вчера вызывали «на ковер», будут уже теперь рассматривать жалобу на вас?

– Такое, конечно, возможно. Но мы исходим из того, что человек, занимающий судейское кресло, руководствуется не своими личными симпатиями и антипатиями, а интересами дела. В любом случае при сомнении в его объективности принятое им решение может быть обжаловано в Верховном суде.

– По основному месту работы вы такой же судья, как и все остальные…

– Да, я судья Санкт-Петербургского городского суда. Работаю с 1995 года.

– Трудно ли, с одной стороны, быть «как все», с другой – иметь некий особый статус «хранителя судейской морали»?

– Нет, не трудно. Здесь нет никакого противоречия. Работа судьи подходит далеко не для каждого. Это особый образ жизни, необходимость всегда и везде держать себя в рамках, являться эталоном поведения. Ты либо эти правила принимаешь и они становятся твоим «вторым я», либо расстаешься с судейской мантией навсегда.

Михаил РУТМАН


Просмотров страницы: 282

Вы прочитали статью: Судейское сообщество создало механизм самоконтроля

Оставить комментарий

Комментарии к другим записям

Похожие записи :

.
Вопросы / комментарии
Статистики сайта
Яндекс.Метрика



Проверка тиц




Подписка на рассылку

Введите Ваш email:



цитатыПраво жить и быть счастливым — пустой призрак для человека, не имеющего средств к тому.
-Николай Чернышевский-