тел/факс:email: WashAdvokat@yаndex.ru
Temur_Mamoevich@Davreshan.ru
Член Адвокатской Палаты Саратовской области
Запись в реестре 64/300 | Удостоверение №1183.

   
 
 
 
 

Правовые основы оплаты труда адвоката за участие в уголовном производстве по назначению органов предварительного расследования или суда

О.Ю. КУЗНЕЦОВ,

кандидат исторических наук, Московский пограничный институт ФСБ России

 

Представители адвокатского сообщества часто сетуют на то, что государство в лице правоохранительных органов игнорирует обязанность выплачивать им вознаграждение за участие в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению органов дознания, следствия, прокуратуры или суда (ст. 51 УПК РФ). Получается, что адвокаты сами нуждаются в защите от произвола властных структур. Но так ли однозначно в материальных бедах адвокатского сообщества виноваты государство и представляющие его в уголовном процессе сотрудники правоохранительных органов?

Необходимо определиться прежде всего с терминологией. Под адвокатом понимается не защитник вообще (ст. 49 УПК РФ), а именно адвокат — лицо, которое в соответствии с Федеральным законом от 31.05.2002 № 68-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре) на профессиональной основе оказывает квалифицированную юридическую помощь и наделено соответствующим статусом. Словосочетание «оплата труда адвоката» используется нами потому, что оно присутствует в названии Постановления Правительства РФ от 04.07.2003 № 400 «О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда» (далее — Постановление № 400). В Постановлении № 400 определен размер оплаты в случае, если адвокат привлечен к участию в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора или суда.

Уголовно-процессуальный закон содержит исчерпывающий перечень оснований обязательности участия защитника в уголовном судопроизводстве (ч. 2 ст. 50, ст. 51 УПК РФ). Реализуя конституционный принцип формально-правового равенства граждан перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ), отраслевое процессуальное законодательство содержит следующую норму. В случаях, когда подозреваемый или обвиняемый (подсудимый) не могут обеспечить себя квалифицированной юридической помощью адвоката или адвокат в силу каких-либо причин не может принять участие в уголовном судопроизводстве своего доверителя, а последний не желает отказываться от услуг защитника (ст. 52 УПК РФ), должностное лицо органа предварительного расследования, а также прокурор или суд в соответствии с частями 2—4 ст. 50 обязаны самостоятельно назначить его из числа адвокатов ближайшего к его месту нахождения адвокатского образования. Расходы на оплату его труда согласно ч. 5 ст. 50, п. 5 ч. 2 ст. 131 и ч. 4 ст. 132 компенсируются за счет средств федерального бюджета.

В последнее время сложилась весьма стройная система выплаты материального вознаграждения адвокатам за участие в уголовном судопроизводстве по назначению правоохранительных органов. Она включает в себя комплекс нормативно-правовых источников, а также механизм реализации их норм.

Выплата вознаграждения адвокату по назначению регламентируется также Законом об адвокатуре. Вознаграждение адвокату, участвующему в уголовном процессе по назначению правоохранительного органа, выплачивается из средств федерального бюджета (п. 8 ст. 25); размер вознаграждения и порядок компенсации адвокату, оказывающему юридическую помощь подследственному (обвиняемому, подсудимому) бесплатно, определяются Правительством РФ (п. 9). Поэтому наиболее важным нормативным правовым актом, непосредственно регулирующим оплату государством адвокатской деятельности в уголовном процессе, является Постановление № 400. Его нормы в совокупности можно свести к следующим базовым положениям:

· установлен поденный характер оплаты труда — размер за один день участия составляет не менее одной четверти и не более 1 МРОТ, предусмотренного законодательством для регулирования оплаты труда, а также для определения пособий по временной нетрудоспособности (в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, Сибири и Дальнего Востока дополнительно применяются повышающие районные коэффициенты);

· при определении размера поденной оплаты труда учитывается сложность уголовного дела — подсудность, количество и тяжесть вменяемых преступлений, количество подозреваемых или обвиняемых (подсудимых), объем материалов дела, необходимость выезда адвоката в другой населенный пункт и пр.;

· оплата участия адвоката в уголовном процессе производится по его заявлению на основании постановления (определения) органа дознания, предварительного следствия, прокурора или суда, которое заверяется печатью правоохранительного органа и затем направляется в соответствующую финансовую службу (орган) для последующего перечисления средств на расчетный счет адвокатского образования — кабинета, бюро, коллегии, палаты (если процесс или одна из его стадий длятся более месяца, то соответствующее процессуальное решение выносится ежемесячно с учетом фактически отработанных дней);

· финансовое подразделение соответствующего правоохранительного органа перечисляет указанную в процессуальном решении сумму в течение 30 дней — фактически последующего за отчетным месяца, исходя из реально имеющихся у него средств по соответствующей строке бюджетной классификации, финансируемой Управлением Федерального казначейства в субъекте Федерации.

Постановление № 400 практически не изменило ранее существовавших правил, конкретизированных Положением о порядке оплаты труда адвокатов за счет государства, утвержденным письмом Минюста России от 31.01.1994 № 09-09/19-94[1]. Так, остались прежними поденный характер оплаты труда адвоката, минимальный размер оплаты, наличие районных повышающих коэффициентов для Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, а также необходимость для адвоката подавать каждый раз или ежемесячно заявление на выплату ему денежного вознаграждения за участие в процедурах следственного и судебного производства. Ушло в прошлое назначение адвокату на время слушания дела судом денежного содержания в размере половины базового размера оплаты его труда за дни перерывов в судебных заседаниях.

Не обошлось без новелл, введенных в действие нормативно-распорядительными актами федеральных органов исполнительной власти. Минюст России и Минфин России приняли совместный приказ от 06.10.2003 № 257; 89н «Об утверждении Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, в зависимости от сложности дела». Порядок содержит следующие принципиально важные положения:

· время занятости адвоката исчисляется в днях, а не в часах и вне зависимости от продолжительности работы в течение одного дня (в очередной раз подтверждено, что вознаграждение адвокату выплачивается поденно, а не повременно);

· впервые градуируется шкала сложности уголовных дел не по тяжести совершенных преступлений, а по трудоемкости отправления по ним уголовного правосудия, что является безусловной предпосылкой для начала разговора о трудозатратах как составной части правозащитной деятельности.

В зависимости от трудоемкости в Порядке все уголовные дела разделены на следующие четыре группы (категории) сложности:

1) уголовные дела, рассматриваемые Верховным судом РФ, а также судом с участием присяжных заседателей или отнесенные к подсудности суда второй инстанции как суда первой инстанции (ч. 3 ст. 31 УПК РФ), т. е. дела по особо тяжким преступлениям (ч. 5 ст. 15 УК РФ), за совершение которых уголовный закон предусматривает лишение свободы на срок более 10 лет или более строгое наказание — пожизненное заключение или смертную казнь (п. 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ);

2) уголовные дела в отношении трех и более обвиняемых, или в случае предъявления обвинения по трем и более инкриминируемым преступлениям, или если объем материалов уголовного дела превышает три тома (750 листов);

3) уголовные дела, рассматриваемые в закрытых или выездных судебных заседаниях, а также с участием несовершеннолетних и лиц, не владеющих языком судопроизводства или не способных в силу субъективных физических или психических недостатков самостоятельно осуществлять право на защиту (пункты 2—4 ч. 1 ст. 51 УПК РФ);

4) все прочие уголовные дела.

Один день участия адвоката в уголовном судопроизводстве по делам 4-й группы трудоемкости оплачивается в размере одной четверти МРОТ, 3-й — половины, 2-й — трех четвертей, 1-й группы — 1 МРОТ. Должностным лицам правоохранительных органов предоставлено право увеличивать вознаграждение на 25%; тогда один день адвокатского труда будет стоить: по делам 4-й группы — 31,25% МРОТ; 3-й — 62,5; 2-й — 93,75;

1-й группы — 125% МРОТ. Это надбавка за сложность и напряженность работы, назначаемая в случаях, если фигурантами по делу являются лица, в отношении которых в соответствии с главой 52 УПК РФ применяется особый порядок производства по уголовным делам (депутаты, главы регионов или территорий, судьи, прокуроры, следователи, адвокаты), или когда индивидуальные характеристики преступления выводят его за рамки типичных (совершено с особой жестокостью и др.). Таким образом, исходя из размера МРОТ 1100 руб., действующего с 1 мая 2006 г., сумма поденного адвокатского вознаграждения равна: по делам 4-й группы трудоемкости — соответственно 275 и 343,75 руб.; 3-й — 550 и 687,5; 2-й — 825 и 1031,25; 1-й группы — 1100 и 1375 руб.Введение базового и «усиленного» вознаграждения адвокату за участие в качестве защитника в уголовном судопроизводстве позволяет изменять вознаграждение в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Если, например, убийцей является лицо, не владеющее языком судопроизводства, то сложность и, следовательно, трудоемкость судопроизводства по нему возрастает, и повышающий коэффициент не только обоснован, но и справедлив.

Верховный суд РФ однозначно считает как нарушение законных интересов адвоката любое уменьшение причитающихся ему сумм.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ отменила определение судьи суда Еврейской автономной области, который при расчете оплаты труда группы адвокатов по уголовному делу областной подсудности исходил из половинного размера причитающегося им ежедневного вознаграждения, мотивируя свое решение тем, что «судебное заседание в каждом случае по делу не длилось полный рабочий день». Высшая судебная инстанция изменила решение судьи, определив исчислять время занятости адвокатов в днях вне зависимости от продолжительности работы в течение одного дня, и увеличила размер их вознаграждения вдвое, доведя его до нормативного уровня[2].

 

Любое изменение суммы вознаграждения адвокату из средств федерального бюджета в сторону уменьшения его размера должно рассматриваться как не имеющее под собой никакой юридической основы.

Чтобы получить причитающиеся деньги за выполнение в уголовном процессе обязанностей защитника, адвокат представляет должностному лицу правоохранительного органа  следующие документы (сведения):

· ордер от адвокатского образования, в котором он состоит, на участие в уголовном деле в качестве защитника;

· заявление о выплате ему вознаграждения с указанием общего количества дней фактической занятости в уголовном процессе в течение календарного месяца;

· банковские реквизиты текущего (расчетного) счета адвокатского образования.

Именно здесь кроется невидимая на первый взгляд коллизия между порядком начисления адвокату вознаграждения за исполнение им обязанностей защитника, установленным Правительством РФ, подчиненными ему министерствами и Законом об адвокатуре, и его выплатой. Статья 25 Закона об адвокатуре, устанавливая экономико-правовые начала профессиональной деятельности адвокатов и их корпоративных сообществ, определяет, что гражданские правоотношения (финансовая сторона правозащитной деятельности) между адвокатами, их сообществами и клиентами имеют договорной характер и осуществляются на основе соглашения (п. 1). При назначении адвоката к участию в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по инициативе правоохранительного органа между ними должен быть заключен гражданско-правовой договор в простой письменной форме (п. 2 ст. 25). В договоре должны найти свое отражение (п. 4):

· указание на адвоката, принявшего назначение органа предварительного расследования или суда, а также на его принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате;

· предмет поручения;

· условия выплаты вознаграждения за оказываемую юридическую помощь;

· порядок и размер компенсации расходов адвоката, связанных с исполнением поручения;

· размер и характер ответственности адвоката, принявшего исполнение поручения.

Кроме того, в договоре должны быть закреплены все принципиальные для определения уровня сложности уголовного дела и размера вознаграждения обстоятельства: категория (тяжесть) преступления, его подследственность и подсудность, количество фигурантов по делу, субъективные характеристики личности подзащитного, дающие право на получение вознаграждения, объем дела и т. д. Причем все эти условия должны быть не дополнительными, а именно существенными.

Поскольку согласно п. 6 ст. 25 Закона об адвокатуре вознаграждение, выплачиваемое адвокату, обязательно вносится в кассу либо перечисляется на расчетный счет адвокатского образования, выдавшего ему ордер на участие в конкретном уголовном деле, гражданско-правовой договор должен заключаться между соответствующим правоохранительным органом и не адвокатом, а адвокатским образованием (адвокатским кабинетом, коллегией адвокатов, адвокатским бюро или юридической консультацией), от имени которого выступает защитник.

Однако подзаконные акты, определяющие порядок начисления и выплаты вознаграждения, несмотря на декларируемую в них приверженность положениям Закона об адвокатуре, не указывают на обязательность заключения договора, ограничиваясь закреплением необходимости подать в адрес правоохранительного органа заявление о выплате вознаграждения. Отсутствие письменного договора с органом предварительного расследования или судом фактически лишает адвоката одного из механизмов юридической защиты его имущественных прав и интересов, поскольку меняет характер обязательств возможного должника: на смену договорным обязательствам приходят обязательства из деликта, стороны которых в суде имеют равный статус, а презумпция виновности должника уже не применяется. Государство провоцирует, хотя и не явно, ситуацию, в которой «в поисках гонорара от казны» адвокат должен соглашаться с возможным ограничением своих процессуальных полномочий в обмен на повышенный размер оплаты труда, создавая тем самым благоприятные условия для работы представителей стороны обвинения, деятельность которых нередко сопровождается нарушениями отраслевого законодательства (как уголовного, так и процессуального закона). Это открывает возможности для произвола должностных лиц (особенно на стадии предварительного расследования), которые могут влиять на позицию адвоката-защитника, по своему внутреннему убеждению определяя категорию сложности уголовного дела, количество и продолжительность производства процессуальных действий, что в конечном счете непосредственно отражается на итоговом размере вознаграждения.

Чтобы выяснить все обстоятельства совершения преступления по версии подозреваемого (обвиняемого), достаточно произвести его 4-часовой допрос. Аналогичные результаты могут быть достигнуты и за 5—6 коротких часовых или 8—10 получасовых допросов. Однако процессуальный результат одинаков: все интересующие следствие обстоятельства уголовного дела будут установлены, но защитник получит разное вознаграждение. В результате возникает некое внутреннее противоречие, даже конфликт интересов между процессуальным и гражданско-правовым статусом адвоката: с одной стороны, трудоемкость защиты, а с другой — субъективно варьирующийся размер вознаграждения из федерального бюджета в зависимости от степени «правильности» с точки зрения стороны обвинения поведения адвоката во время производства следственных и судебных действий.

В Законе об адвокатуре не установлен вид гражданско-правового договора, на основании которого должны производиться расчеты между адвокатом (адвокатским образованием) и правоохранительным органом, по назначению которого он принимает участие в уголовном судопроизводстве. Из первоначального текста исключены абзацы второй и третий п. 2 ст. 25, в соответствии с которыми соглашение адвоката с его клиентом — физическим лицом должно было заключаться в форме договора поручения, а с юридическим — договора возмездного оказания услуг.

Профессиональную деятельность адвоката в уголовном судопроизводстве Закон об адвокатуре определяет понятием «труд» (п. 8 ст. 25). Может возникнуть иллюзия, будто адвокатская деятельность — разновидность трудовой деятельности. Интеллектуальная конструкция законодательной нормы далека от совершенства. Под трудовой деятельностью подразумеваются протяженные во времени действия в интересах одного лица — работодателя, тогда как адвокат призван оказывать узкоспециальные и жестко очерченные законом действия в интересах максимально широкого и неопределенного круга лиц.

По своему статусу адвокат не может заниматься никакой иной оплачиваемой деятельностью, кроме адвокатской, не может быть штатным сотрудником правоохранительных органов, следовательно, трудиться при производстве по уголовному делу. Участие адвоката в разбирательстве по конкретному уголовному делу не может регулироваться трудовым соглашением (договором, контрактом) и не должно рассматриваться как разновидность трудовой деятельности, даже несмотря на то, что Трудовой кодекс РФ предусматривает возможность признания в судебном порядке гражданско-правовых отношений трудовыми (п. 3 ст. 11). Необходимо определиться с видом гражданско-правового договора, тем более что законодатель фактически самоустранился от нормативного регулирования правоотношений в этой сфере.

Деятельность (действия) адвоката в рамках разбирательства по конкретному уголовному делу с позиции ст. 128 ГК РФ может быть определена как выполнение работ или оказание услуг, которые влекут за собой заключение договора подряда или возмездного оказания услуг. Договор подряда заключается на изготовление или переработку (обработку) вещи либо на выполнение другой работы с передачей ее результата заказчику, вследствие чего последний приобретает на нее все имущественные и неимущественные права (ст. 703). Использование понятия «вещь» предусматривает ее материальный (овеществленный) характер, который предопределяет наличие у нее внешне материализованной формы и реального, а не виртуального стоимостного выражения в зависимости от возможности ее оборотоспособности.

При собирании доказательств адвокат может получать и представлять стороне обвинения или суду предметы и документы (ч. 3 ст. 86 УПК РФ), т. е. приобщать к материалам уголовного дела вещи, становящиеся доказательствами в результате его деятельности. Их приобщение к материалам дела может рассматриваться как закономерное последствие деятельности адвоката, направленной на получение предметно-овеществленного результата, т. е. работы.

Понятие «работа» не охватывает деятельность адвоката в рамках судебного заседания, когда он совершает вербальные (устные) процессуально значимые действия — заявляет ходатайства и отводы, допрашивает участников судопроизводства, выступает с речью и репликами и т. д. В этом случае более уместно пользоваться гражданско-правовым понятием «услуги» — деятельность в интересах заказчика, не имеющая овеществленного результата. Предметом договора возмездного оказания услуг является совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности по заданию заказчика, который обязуется оплатить эти услуги (ст. 779 ГК РФ).

Деятельность адвоката в рамках уголовного судопроизводства полностью соответствует качественным характеристикам услуг как объекта гражданских прав. Среди отличительных черт можно выделить следующие:

· эффект услуги — деятельность по оказанию услуг не имеет овеществленного или материализованного результата, и в этом качестве выступает виртуальная польза, получаемая заказчиком непосредственно от деятельности, а не в результате ее осуществления;

· трудность обособления и неотделимость услуг от их источника — услуга является индивидуализированной (индивидуально детерминированной) деятельностью конкретного ее исполнителя; ее качество или польза от оказания (эффект) зависят от субъективных черт лица, оказывающего услугу;

· эксклюзивность услуг — эффект услуг индивидуален не только по источнику своего происхождения, но и по субъекту их потребления; польза от услуги зависит не только от ее предмета и личности исполнителя, но и от субъективных черт потребителя, определяющих его способность воспринять эффект (пользу);

· синхронность оказания и получения услуг — услуга оказывается исключительно в процессе взаимодействия (непосредственного или опосредованного) между ее заказчиком (потребителем) и исполнителем;

· несохраняемость услуги — услуга перестает быть таковой сразу по окончании деятельности по ее оказанию, после чего сохраняется только эффект услуги, который может пролонгироваться при повторном ее оказании[3].

Эти черты услуги как объекта гражданских прав точно характеризуют деятельность адвоката в уголовном процессе. Ее результатом являются консультации, составление процессуальных документов (заявлений, ходатайств, жалоб), представление интересов (при наличии гражданского иска в уголовном процессе), т. е. действия, не имеющие овеществленного результата, обладающего ценностью вне процедур разбирательства по делу, который может быть исчислен исходя из законов товарно-денежных отношений. Однотипные действия адвоката в одинаковых следственных ситуациях могут иметь совершенно разные последствия (например, склонить подозреваемого к содействию органам предварительного следствия или, наоборот, спровоцировать его отказ от подобного контакта), что подчеркивает эксклюзивность его деятельности в зависимости от специфических обстоятельств дела.

Содержание юридической помощи, оказанной адвокатом, особенно устной консультации, сохраняет свою актуальность только в той мере, в какой удовлетворяет потребности участников процесса, но может сохранять свой эффект во времени, если ее содержание и результаты будут запротоколированы в материалах дела, т. е. получат материальную фиксацию в виде доказательства. По своему характеру и содержанию действия адвоката в рамках уголовного судопроизводства с позиции цивилистической науки должны рассматриваться как деятельность по оказанию услуг в интересах их потребителей, т. е. таких участников уголовного процесса, как обвиняемый (задержанный, подозреваемый, подследственный, подсудимый), по заданию заказчика — правоохранительного органа.

Ситуация, при которой одна часть деятельности адвоката подпадает под действие гражданско-правовых норм о договоре подряда, а другая — под действие договора возмездного оказания услуг, не может быть признана нормальной. Наиболее приемлем договор возмездного оказания услуг. Овеществленный результат деятельности адвоката в виде составленного и поданного им стороне обвинения процессуального документа имеет значение и ценность лишь в контексте содержания материалов конкретного уголовного дела, а его стоимость объективно не может быть определена, исходя из общих законов рынка и товарно-денежных отношений, поскольку уголовно-процессуальные правоотношения изначально не имеют частного характера. Заявление, ходатайство или иной процессуальный документ как материализованное выражение закрепленной в нем информации, составленный адвокатом, все-таки не может рассматриваться как продукт или результат работы и должен восприниматься как побочный результат деятельности по оказанию юридических услуг.

О правильности такого теоретического подхода свидетельствует информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»: «Поскольку стороны в силу ст. 421 ГК РФ вправе определять условия договора по своему усмотрению, обязанности исполнителя могут включать в себя не только совершение определенных действий (деятельности), но и представление заказчику результата действий исполнителя (письменных консультаций и разъяснений по юридическим вопросам; проекты договоров, заявлений, жалоб и других документов правового характера)».

По аналогии можно рассматривать процессуальные документы, составленные и представленные адвокатом стороне обвинения или суду, как один из результатов его действий в рамках производства по делу, обусловленный специфическим характером и содержанием его деятельности, — оказание квалифицированной юридической помощи участникам судопроизводства, когда потребитель результата оказываемых услуг и их заказчик не являются одним и тем же субъектом правоотношений. Договор возмездного оказания услуг — единственно приемлемый вид гражданско-правовых договоров, посредством которого должны регулироваться отношения между органом охраны правопорядка и адвокатом при выплате ему вознаграждения за участие (исполнение обязанностей) в уголовном процессе.

Несмотря на несовпадение заказчика услуг и потребителя их эффекта, кажущаяся коллизия легко преодолевается нормой гражданского законодательства о свободе договора (ст. 421 ГК РФ). Текст договора может (и должен) быть составлен так, чтобы исключить безвозмездный характер труда адвоката.

Для того, чтобы договор был действительным, следует провести корреляцию норм гражданского и уголовно-процессуального законодательства. Так, ст. 425 ГК РФ определяет, что любой договор вступает в силу с момента его подписания сторонами. Не вполне понятно, каким образом должны соотноситься заключение договора и постановление должностного лица, осуществляющего дознание или следствие, равно как и определение суда о назначении адвоката к участию в производстве по конкретному делу. Очевидно, договор не может быть подписан ранее вынесения постановления (определения) о назначении лица в качестве адвоката, поскольку до этого момента потенциальный защитник не может считаться участником судопроизводства.

Постановление может расцениваться с гражданско-правовой точки зрения как оферта (ст. 435 ГК РФ): имеет конкретного адресата — адвоката, достаточно определенно выражает намерение должностного лица, вынесшего постановление, считать себя заключившим договор с ним, т. е. готовность не только привлечь, но и фактически допустить его к участию в производстве по делу (естественно, при наличии удостоверения адвоката и ордера и при отсутствии обстоятельств, исключающих его участие в следственных и судебных действиях).

Признание с гражданско-правовой точки зрения постановления должностного лица или определения суда о назначении адвоката к производству по делу в качестве оферты порождает вопрос: какое следующее за этим уголовно-процессуальное действие необходимо воспринимать в качестве акцепта? После вынесения постановления (определения) лицо, приобретшее в силу этого действия процессуальный статус защитника, имеет право или устраниться от участия в судопроизводстве (ч. 1 ст. 62 УПК РФ), заявив мотивированный самоотвод, или принять согласно процессуальному статусу обязательства (ст. 53) и дать подписку об уведомлении об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования (ч. 2 ст. 161).

С гражданско-правовой точки зрения первое действие может быть расценено как отказ от акцепта, второе — как акцепт.

Документальная фиксация гражданско-правового договора между адвокатом и соответствующим правоохранительным органом может быть осуществлена только после того, как защитник подтвердит принятие на себя соответствующих его статусу процессуальных обязанностей, дав подписку о неразглашении данных предварительного следствия. Подписание договора с правоохранительным органом может стать юридически значимым действием, свидетельствующим о том, что именно с этого момента адвокат не может отказаться от принятой на себя защиты своего подзащитного — подозреваемого, обвиняемого (ч. 7 ст. 49 УПК РФ и подп. 6 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре).

Без ответа остается вопрос о порядке расчетов с адвокатом тем правоохранительным органом, с которым он находится в договорных отношениях. По Инструкции о порядке и размерах возмещения расходов и выплаты вознаграждения лицам в связи с вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд все расчеты должны быть произведены немедленно. Однако Инструкция не содержит прямого указания на момент или действие, после которого адвокату должно быть выплачено причитающееся ему вознаграждение. Своеобразной точкой отсчета можно считать вынесение постановления должностного лица органа дознания или предварительного следствия (равно как и определения суда) о выплате причитающихся денежных сумм (ч. 3 ст. 131 УПК РФ). С позиции норм гражданского права постановление может рассматриваться как акт приема-передачи оказанных услуг, а поэтому исключает необходимость составления последнего как основания выплаты вознаграждения адвокату.

Уголовно-процессуальный закон не содержит указания на то, в какой момент производства по делу следователь (дознаватель, прокурор) должен вынести постановление: например, по окончании процессуального действия или по завершении всего предварительного расследования? Вероятнее всего, по окончании (завершении) каждого отдельно взятого процессуального действия или по окончании каждого календарного месяца (см. Постановление № 400).

Процессуальные издержки включают в себя не только вознаграждение, но и компенсацию расходов по явке к месту проведения (производства) процессуального действия, которые могут быть в стоимостном выражении достаточно значительными. Отложить их компенсацию до момента завершения предварительного расследования нельзя, так как это может навредить материальным интересам адвоката из-за нехватки у него денег для покрытия расходов по явке. Оплачивать отдельно расходы по явке и вознаграждение за исполнение обязанностей в ходе уголовного процесса тоже нельзя, поскольку они только в совокупности представляют собой процессуальные издержки в отношении конкретного лица и даже оплачиваются в соответствии с одной подстатьей бюджетной классификации. По завершении предварительного расследования все выплаты адвокату (равно как и любому иному участнику производства по делу), осуществлявшиеся после окончания каждого конкретного процессуального действия, должны быть суммированы и внесены следователем согласно ч. 5 ст. 220 УПК РФ в справку о судебных издержках, которая прилагается им к обвинительному заключению.

Составление справки является обязанностью должностных лиц органов предварительного расследования. На этой обязанности органов расследования акцентирует внимание судов Постановление Пленума Верховного суда РСФСР от 26.09.1973 № 8 «О судебной практике по применению законодательства о взыскании судебных издержек по уголовным делам». Суды при принятии к своему производству каждого уголовного дела проверяют выполнение органами предварительного следствия требований о приложении к обвинительному заключению справки о виде и размере судебных издержек (п. 2).

К сожалению, разъяснение Верховного суда РСФСР не утратило своей актуальности и в наши дни. Как показывают результаты анализа 200 уголовных дел, приговоры по которым вступили в законную силу, только в 6% дел следователи исполнили процессуальные требования об учете судебных издержек, в остальных — проигнорировали. При осуществлении процессуального производства по этим делам права их участников были в той или иной мере нарушены.

Адвокаты из провинции, даже не удаленной от столицы, — Калужской, Орловской, Тульской областей не имеют ни малейшего представления о правилах цивилизованного получения вознаграждения от правоохранительных органов, по назначению которых они защищают лиц, подвергаемых уголовной репрессии.

Ни в одном из проанализированных уголовных дел нет договора между адвокатом и правоохранительным органом, который служил бы основанием процессуальных издержек в виде адвокатского вознаграждения конкретного размера. Не удивительно, что в практике адвокатского сообщества встречаются случаи, когда защитник провел пять поручений, а ему платят за одно1. Получается, что сам адвокат, а не противоположная сторона процесса виноват в том, что его деятельность по защите прав и интересов подзащитного не оплачивается государством. Нет договора — нет основания для оплаты.

Возникновению финансовой зависимости адвоката, исполняющего функции защитника в уголовном судопроизводстве по назначению, от привлекшего его к участию в процессе органа предварительного расследования или суда при отсутствии между ними гражданско-правового договора способствует существующий ныне порядок расходования бюджетных средств в соответствии с их целевым назначением.

Согласно Бюджетной классификации РФ все расходы по оплате труда адвоката, относимые ч. 4 ст. 132 УПК РФ на счет федерального бюджета, финансируются по подст. 226 ст. 220 «Приобретение услуг» гр. 200 «Расходы» ч. IV «Экономическая классификация расходов Российской Федерации» (см. Указание о порядке применения Бюджетной классификации РФ, утвержденное приказом Минфина России от 21.12.2005 № 152н).

Финансирование расходов государственной казны осуществляется Федеральным казначейством, обеспечивающим распределение бюджетных средств между органами власти, к которым относятся и органы предварительного расследования, суд. Помимо правоохранительного органа, наделенного возможностью назначать адвоката к участию в уголовном процессе и оплачивать его участие в судопроизводстве, в деле распределения государственных денежных средств наличествует как минимум один субъект правоотношений — Казначейство России. Оно не только выделяет их, но и контролирует обоснованность расчета размера и выплату всех бюджетных расходов, а также перечисление средств на возмещение затрат адвокату по назначению. Следовательно, гражданские правоотношения между адвокатом и правоохранительным органом контролируются третьим лицом, управомоченным вмешиваться в расчеты между ними.

Суд и органы предварительного расследования имеют разный порядок финансирования своей деятельности: первый — централизованный, вторые — территориальный. Материальное обеспечение деятельности судов производится Казначейством России по линии Судебного департамента при Верховном суде РФ непосредственно из средств бюджета, которые внутри судебного ведомства расходуются без повседневного контроля этого финансового органа (к тому же любое судебное решение, а определение суда о выплате адвокату вознаграждения за участие в уголовном судопроизводстве по назначению относится к числу таковых, подлежит обязательному исполнению органами исполнительной власти). Вероятность оплаты труда защитника в полном объеме за дни его участия в рассмотрении дела судом не вызывает сомнения.

Несколько по-иному обстоит дело с финансированием органов предварительного расследования, которые располагают денежными средствами в объеме так называемого доведенного (фактического, а не нормативного) финансирования по соответствующей статье (подстатье) Бюджетной классификации РФ. Возможна ситуация, при которой по не зависящим от конкретного правоохранительного органа обстоятельствам адвокат не сможет получить причитающееся ему вознаграждение в полном объеме — пропорционально количеству дней фактической занятости в разбирательстве по конкретному делу. Для этого следователю (дознавателю, прокурору) достаточно «ошибиться» на несколько дней в тексте постановления об оплате труда адвоката в соответствии с Постановлением № 400. Доказать обратное практически невозможно, поскольку оснований для иска (ни договора, ни деликта) у адвоката нет.

Таким образом, отечественная правовая система считает участие адвоката в уголовном судопроизводстве не как исполнение им какой-либо гражданской обязанности, а как оказание услуг в целях торжества правосудия тому субъекту процесса, в отношении которого возбуждено уголовное преследование. Деятельность адвоката должна регулироваться нормами не только уголовно-процессуального, но и гражданского законодательства. Эти нормы, регламентирующие имущественные отношения между правоохранительным органом и адвокатом, возникающие вследствие его участия в процессе, требуют корреляции и дополнительного теоретического изучения.

Введение Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, в зависимости от сложности дела, утвержденного совместным приказом Минюста России и Минфина России в 2003 году, было продвижением вперед в деле нормирования оплаты адвокатского труда. Впервые в отечественной правоприменительной практике речь зашла о таких категориях, как «трудоемкость», «степень сложности», «время фактической занятости», ранее использовавшихся лишь в экономической науке, что позволяет утверждать о процессуальной деятельности как разновидности нематериального производства.

Принятие новых нормативно-распорядительных актов, декларирующих свою приверженность правовым основам законодательства об адвокатуре, представляет собой скрытый отход от его принципов, по крайней мере в сфере регулирования гражданско-правовых отношений между адвокатами и их профессиональными корпорациями (адвокатскими образованиями), с одной стороны, и правоохранительными органами — с другой.

Отсутствие в них указания на необходимость заключения письменного договора возмездного оказания услуг между адвокатским образованием (будущим получателем денежных средств) и правоохранительным органом (их плательщиком) предоставляет широкие возможности для манипулирования представителями стороны обвинения средствами государственного бюджета для организации подкупа адвокатов, оказывающих по их назначению квалифицированную юридическую помощь подозреваемым и обвиняемым (подсудимым).

Ответить на вопрос о достойном порядке оплаты труда адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве в качестве защитников по назначению органов охраны правопорядка, могут только они сами. Ведущая роль должна принадлежать Федеральной палате адвокатов России и Гильдии российских адвокатов. Именно они по своему статусу и месту в системе отечественной адвокатуры призваны разработать типовую форму договора, без предварительного заключения которого адвокаты могли бы временно приостановить свою деятельность, заставив тем самым блюстителей правопорядка и служителей Фемиды уважать свои процессуальные права и законные интересы.


Просмотров страницы: 4 670

Вы прочитали статью: Правовые основы оплаты труда адвоката за участие в уголовном производстве по назначению органов предварительного расследования или суда

Оставить комментарий

Комментарии к другим записям

Похожие записи :

.
Вопросы / комментарии
Статистики сайта
Яндекс.Метрика



Проверка тиц




Подписка на рассылку

Введите Ваш email:



цитатыЖениться — это значит наполовину уменьшить свои права и вдвое увеличить обязанности.
-Артур Шопенгауэр-
.