тел/факс:email: WashAdvokat@yаndex.ru
Temur_Mamoevich@Davreshan.ru
Член Адвокатской Палаты Саратовской области
Запись в реестре 64/300 | Удостоверение №1183.

   
 
 
 
 

Понятие потребителя как объекта конституционно-правовой защиты

В.В. ДАНИЛОВ,

аспирант Академического Международного Института

Качество производимых товаров и оказываемых услуг имеет первостепенное значение для максимального удовлетворения потребностей человека.

В условиях нестабильной рыночной экономики производители товаров и услуг часто навязывают потребителям выгодные только для себя условия приобретения товаров и услуг. При этом нередки случаи, когда товары отличаются низким качеством, а иногда и просто опасны для здоровья.

Именно поэтому каждому потребителю необходима государственная поддержка и защита.  Такую защиту потребителю как носителю определенных прав и свобод дает Конституция РФ.

В настоящее время имеется тенденция к росту количества жалоб и обращений граждан о нарушении их прав, как потребителей. Применяя конституционно-правовую защиту, любой потребитель имеет возможность защитить свои права.

В связи с тем, что понятие потребитель является основополагающим понятием законодательства о защите прав потребителей, то, по мнению автора, для осуществления эффективной конституционно-правовой защиты потребителя необходимо выяснить сущность понятия «потребитель» и вопрос о том, относится ли потребитель к объекту конституционно-правовой защиты, поскольку для применения конституционно-правовых норм защиты, прежде всего, необходимо определить круг тех участников, которые подпадают под их действие. Применение соответствующих норм к правильно определенному объекту даст эффективный результат защиты.

Для определения понятия объекта конституционно-правовой защиты рассмотрим разные точки зрения ученых. Так, по мнению В.М. Ведяхина, объектом защиты могут быть те или иные субъекты права[1].

Однако сами субъекты права объектом защиты быть не могут, поскольку объектом защиты будут являться права и свободы субъекта определенные в Конституции РФ.

Права человека — мерило его свободы, определяемое конкретно-историческими условиями бытия человека. Свобода — естественное состояние человека, высшая ценность в ряду других ценностей после жизни. Поэтому закономерно, что человек, его права и свободы в Конституции РФ признаны высшей ценностью, все остальные общественные ценности занимают иной конституционный уровень и не могут ей противоречить. Обязанность государства признавать, соблюдать и защищать конституционно закрепленные права и свободы человека — это выражение сущности нового конституционного строя. Вместе с тем это одновременно и гарантия конституционности государства[2].

Г.Г. Горшенков считает, что в качестве объекта конституционно-правовой защиты выступает личность, нуждающаяся в правовой помощи и защите[3].

Данная точка зрения представляется также не верной, т.к. к личности можно отнести субъект права, который, как уже было указано выше, объектом конституционно-правовой защиты не является. Более того, личность может нуждаться в правовой защите и в тоже время не иметь на нее соответствующих прав.

Есть мнение, что объектами конституционно-правовой защиты выступают высшие социальные ценности (блага) общества и индивида. Это социально-политические ценности: суверенитет, воспроизводство власти посредством выборов, республиканская форма правления, федерализм, разделение властей и т. п.; социально-экономические блага — собственность, земля и другие природные ресурсы и др.; личные блага — жизнь, достоинство личности, свобода, личная неприкосновенность и т. д.[4]

Данное мнение в принципе верно, однако не совсем точно отражает сущность объекта, т.к. не всякая ценность индивида может быть защищена Конституцией РФ. Для того, чтобы ценность стала объектом конституционно-правовой защиты она должна быть закреплена в Конституции РФ в виде некого права.

Более правильное определение дает Б.С. Эбзеев, который считает, что объектами конституционно-правовой защиты являются важные права и свободы человека и гражданина, получающие юридическую защиту[5].

В Конституции РФ закрепляются те права и свободы, которые жизненно важны и в наибольшей мере социально значимы как для конкретного человека, так и в целом для общества, для государства, т.е. основные права и свободы.

Для человека они являются условием достойного и свободного его существования, естественным правом на участие в решении вопросов устройства и управления тем обществом, членом которого человек состоит; экономической и социальной предпосылкой для удовлетворения его жизненно насущных материальных и духовных потребностей. Конституция устанавливает, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Именно такого рода права и свободы закрепляются конституционно[6].

Данное мнение наиболее четко отражает понятие объекта конституционно- правовой защиты, т.к. обращает внимание на то, что к исследуемому объекту относятся, не просто права и свободы человека и гражданина, а наиболее важные из них или как они называются в Конституции РФ — основные права и свободы.

Но какие именно права и свободы являются важными (основными). Для определения данного понятия рассмотрим их юридические свойства:

а) составляют ядро правового статуса личности, лежат в основе всех других прав и свобод, закрепляемых иными нормативными актами. Все права и свободы граждан в той или иной сфере жизни производны от основных прав и свобод; поэтому основные права и свободы являются главными в характеристике правового положения личности;

б) адресованы самому широкому кругу субъектов; закрепляются за каждым человеком и гражданином либо за каждым гражданином. Все другие (неосновные) права и свободы, устанавливаемые нормами не конституционного, а других отраслей права, увязываются с обладанием лицом различными статусами — рабочих и служащих, собственников имущества, нанимателей жилой площади, покупателей, истцов, ответчиков и т.д.;

в) характеризуются всеобщностью: они равны и едины для всех без исключения, соответственно для каждого человека или для каждого гражданина. Признавая то или иное право основным, государство исходит из возможности осуществления его всеми. Основные права и свободы гражданина Российской Федерации отличаются от других прав и свобод основанием возникновения. Единственным таким основанием является принадлежность к гражданству Российской Федерации. Они не связаны с осуществлением гражданином своей правоспособности и принадлежат всякому гражданину как субъекту права. Это свидетельствует о том, что основные права и свободы выражают главные связи лица с государством, его статус как гражданина. Они не приобретаются и не отчуждаются по его волеизъявлению, принадлежат ему в силу гражданства, неотделимы от его правового статуса и могут быть утрачены только вместе с утратой гражданства;

г) отличаются особым механизмом реализации. Все другие права и свободы могут стать достоянием человека и гражданина в процессе реализации его правоспособности через участие в конкретном правоотношении. Основные же права и свободы выступают в качестве предпосылки любого правоотношения в конкретной сфере, постоянного, неотъемлемого права каждого участника правоотношения;

д) имеют особую юридическую форму их закрепления. Они фиксируются в нормативном правовом акте государства, имеющем высшую юридическую силу — в Конституции РФ;

е) обеспечиваются повышенной правовой охраной[7].

Учитывая вышеизложенное  и юридические свойства основных прав и свобод, можно сделать вывод, что под понятием объекта конституционно-правовой защиты следует понимать наиболее важные права и свободы человека и гражданина, установленные Конституцией РФ, получающие высшую юридическую защиту и связанные с признанием приоритета прав человека.

В связи с тем, что понятие потребителя как объекта конституционно-правовой защиты отличается от понятия «потребитель», указанное в Федеральном законе «О защите прав потребителя», то необходимо провести анализ понятия потребителя вообще, а потом выявить между ними разницу.

Одно из мнений представляет С.П. Гришаев, который считает, что под понятием потребитель признается гражданин, который не только приобретает товар, заказывает работу или услугу, но и непосредственно пользуется этим товаром[8].

Такая точка зрения не совсем правильная, поскольку лицо купившее товар или услугу для семейных нужд может, к примеру, подарить ее родственнику, другу и тогда он останется в статусе потребителя, но сам непосредственно пользоваться товаром или услугой не будет и наоборот лицо, которому данный товар будет подарен будет им пользоваться, но при этом не будет потребителем.

В зарубежной литературе и словарях понятие «потребитель» с экономических и правовых позиций трактуется практически однозначно. Так, в одном из словарей сказано: «Потребитель — как экономическое понятие (в экономике) — это физическое лицо (отдельный человек), которое покупает товары и услуги для личного использования, но не для производственной (предпринимательской) деятельности. Подразумевается (считается), что потребитель — конечное лицо, которому во владение переходит собственность, приобретенная в розничной купле-продаже»[9].

Такое мнение, как и предыдущее не совсем точно определяет понятие «потребитель» и основания считать его таким такие же, как и у предыдущего определения.

Толковый словарь юридических терминов под редакцией Б. Гарнера подразумевает под потребителем лицо, которое покупает товары или услуги для личного, семейного или бытового использования без намерения перепродажи[10].

Такое толкование близко к определению потребителя, указанному в Федеральном законе «О защите прав потребителей» и изложенному ниже, и по сравнению с последним более жестче определяет круг потребителей. Однако автор считает, что понятие перепродажа здесь не совсем уместно, правильнее было бы здесь употребить термин «приобретение не для предпринимательской деятельности» либо «не с целью получения прибыли».

Согласно действующей редакции Федерального закона от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (в ред. от 23.07.2008)  потребитель — гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Определение, указанное в вышеназванном Законе относит к кругу потребителей и лицо, которое только намеревается заказать или приобрести товар либо услугу, здесь конечно вопрос будет спорный, поскольку если сама сделка не совершена то и правоотношения между сторонами не возникли, а, значит, и не возникло прав на защиту.

Хотя некоторые ученые поддерживают определение потребителя, указанное в Федеральном законе «О защите прав потребителей» и считают, что включение в понятие потребителя граждан, которые еще только имеют намерение купить товар или заказать услугу, имеет важное значение для реализации их прав на ознакомление с товаром, получение информации о товаре, условиях его продажи, изготовителе и т.д.[11]

Дело в том, что некоторые организации под тем или иным предлогом пытаются установить различные правила или условия договоров для различных категорий потребителей. В данном случае речь идет, например, о так называемом фейс-контроле, когда какие-либо увеселительные заведения ограничивают доступ в них для лиц определенной внешности, определенным образом одетых или вообще по прихоти конкретного охранника. Бывает и так, что руководство некоторых заведений, например, кинотеатров, запрещает входить в них людям, имеющим при себе напитки или какие-то продукты. Отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается. Сам Гражданский кодекс РФ не содержит расшифровки понятия «потребитель», поэтому, основываясь только на его нормах, иногда сложно определить, когда же у физического лица возникает право требовать заключения публичного договора: тогда, когда сделка заключается в соответствии с условиями обычаев делового оборота, или тогда, когда физическое лицо только пытается попасть в место, где эти сделки заключаются (например, войти в заведение, оказывающее услуги развлекательного характера). Закон о защите прав потребителей дополняет в этой части Гражданский кодекс РФ и устанавливает, что потребителем является любой человек, имеющий намерение приобрести товар или услугу[12].

С данными точками зрения также нельзя не согласиться, поскольку от того насколько правильную информацию получит потребитель, настолько и качественную услугу или товар он может приобрести. Хотя с другой стороны если такой человек получил информацию, но не стал приобретать товар, то негативных последствия предоставления неправильной информации о товаре, услуге также не наступит.

Прежняя редакция Федерального закона «О защите прав потребителей» говорила о том, что потребитель — это гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд. Ныне же действующий законодательный акт уточняет, что эти нужды не должны быть связаны с извлечением прибыли. По-видимому, данное уточнение весьма существенно, ибо устранило неясности и двоякое толкование указанного термина в правоприменительной практике. Действительно, раньше трудно было определить, что подразумевать под формулировкой «личные бытовые нужды», и, например, в судебной практике правоотношения с участием целых групп субъектов в одних регионах регулировали с применением норм Закона «О защите прав потребителей», в других же — на основании общегражданских норм права, хотя не секрет, что правовое положение граждан — потребителей значительно более выигрышно по сравнению с обычными физическими лицами. Применение норм вышеназванного Закона при рассмотрении исков граждан имеет более благоприятные для них последствия. Наиболее показательный пример — отношение судебных органов к вкладчикам различных финансовых компаний, обратившимся с исками о возврате своих вкладов. В одних судах, полагающих, что в данных случаях имели место правоотношения потребителей и исполнителей финансовых услуг, по решениям помимо сумм, предусмотренных договорами, взыскивались неустойка, убытки, моральный ущерб; истцы освобождались от оплаты госпошлины, применялась альтернативная подсудность — т.е. все то, что предусмотрено Законом «О защите прав потребителей». В других же судах, где в подобных ситуациях истцов — вкладчиков потребителями не считали, вышеуказанных последствий неисполнения обязательств не наступало, взыскания производились со ссылками на нормы Гражданского кодекса РФ. Таким образом, несколько уточнив формулировку понятия «потребитель», законодатель исключил дальнейшие разночтения в трактовке Закона[13].

Таким образом, определение потребитель в новой редакции Федерального закона «О защите прав потребителей» более усовершенствовано более точно определив круг лиц, входящих в понятие потребитель.

Исследуя понятие потребитель, также следует заметить, что российский законодатель отказался от употребления понятий «человек», «физическое лицо», употребив обобщающий термин «гражданин» в Федеральном законе «О защите прав потребителей». Это обстоятельство имеет существенное значение, поскольку физическим лицом является не только гражданин как таковой, но и индивидуальный предприниматель без образования юридического лица (ст. 23 ГК РФ), выступающий в потребительских правоотношениях на противоположной потребителю стороне — в качестве продавца (изготовителя, исполнителя)[14].

В соответствии со ст. 2 ГК РФ потребителями считаются не только граждане России, но также иностранные граждане и лица без гражданства. Соответственно те правоотношения, которые возникают между таким лицом и исполнителем, продавцом, изготовителем также будут регулироваться Федеральным законом «О защите прав потребителя» несмотря на то, что в нем указано, что потребитель это гражданин.

Стоит также отметить, что специальное законодательство и арбитражная практика довольно широко используют категорию «потребитель» для обозначения коммерческих юридических лиц, получающих товары, работы и услуги по публичным договорам.

В ст. 3 Федерального закона от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ «Об электроэнергетике»  установлено, что «потребители электрической и тепловой энергии — лица, приобретающие электрическую и тепловую энергию для собственных бытовых и (или) производственных нужд». В ст. 2 Федерального закона от 31 марта 1999 г. № 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации»  потребитель газа (абонент, субабонент газоснабжающей организации) — это юридическое или физическое лицо, приобретающее газ у поставщика и использующее его в качестве топлива или сырья[15].

Получается, что приведенные нормы права, в частности, определения потребителя идут в разрез с определением данным в Федеральном законе «О защите прав потребителей», т.к. они допускают включение юридического лица в понятие потребитель. В связи с этим необходимо внести соответствующие изменения в Федеральный закон «О защите прав потребителей».

Э.Г. Корнилов считает, что законодатель, давая такое определение, которое указано в Федеральном законе «О защите прав потребителей» ущемляет их потребительские права, вернее, права отдельных физических лиц, вкупе образующих одно юридическое лицо. В качестве примера Э.Г. Корнилов приводит ситуацию, когда коллектив ЖЭКа, приобретший для нужд своих сотрудников холодильник, оказавшийся неисправным, не может воспользоваться возможностями по защите своих ущемленных прав, предоставленных Законом. При такой трактовке понятия «потребитель» из сферы действия Закона исключаются и организованные группы потребителей, например потребительские кооперативы, которые для реализации уставных задач также приобретают товары, работы и услуги для личных нужд своих членов и не преследуют целей извлечения прибыли, так как являются некоммерческими организациями. С учетом вышеизложенного, Э.Г. Корнилов полагает необходимым расширить понятие «потребитель», включив в него, помимо физических, и юридических лиц, ограничив возможность применения в отношении в них Федерального закона «О защите прав потребителей» также сферой личного потребления[16].

Конечно, включение юридических лиц в понятие потребитель весьма обосновано, так как поможет защитить их права в сфере их личного потребление, которое также как и физического лица ежедневно имеет место.

В юридической литературе неоднократно обращалось внимание на оказание существенного влияния на судебную практику того факта, что помимо закрепленного в преамбуле Закона определения понятия «потребитель» существует и второе его легальное определение. Оно содержится в ст. 9 Федерального закона от 26 января 1996 г. «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» и звучит оно так «В случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом РФ, а также правами, предоставленными потребителю Федеральным законом «О защите прав потребителей» и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами» . По мнению некоторых авторов, такое определение является более кратким, менее точным и несколько отличающимся по смыслу, в результате чего судами отдается в большинстве случаев предпочтение определению понятия «потребитель», данному в Федеральном законе «О защите прав потребителей»[17].

Стоит согласиться с мнением таких авторов, т.к. такое определение расплывчато и может привести к неправильной оценке возникших правоотношений между участниками какой — либо сделки.

Э.Г. Корнилов считает, что ранее в прежней редакции Закона «О защите прав потребителей» потребитель — это гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд. Ныне же действующий законодательный акт уточняет, что эти нужды не должны быть связаны с извлечением прибыли. И данное уточнение существенно, ибо устранило неясности и двоякое толкование указанного термина в правоприменительной практике. Действительно, раньше трудно было определить, что подразумевать под формулировкой «личные бытовые нужды», и, например, в судебной практике правоотношения с участием целых групп субъектов в одних регионах регулировали с применением норм Федерального закона «О защите прав потребителей», в других же — на основании общегражданских норм права, хотя не секрет, что правовое положение граждан — потребителей значительно более выигрышно по сравнению с обычными физическими лицами[18].

Такое мнение представляется абсолютно правильным, в ныне действующей формулировке закона конкретно определено для каких нужд приобретается потребителем товар или услуга и устанавливается условие о не использовании его в предпринимательских целях.

Министерство Российской Федерации по антимонопольной политике дает разъяснения о том, что одним из признаков отнесения гражданина под понятие «потребитель» является приобретение товаров (работ, услуг) исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с извлечением прибыли. Термин «прибыль» надо понимать в соответствии со ст. 2 Гражданского кодекса РФ как один из признаков предпринимательской деятельности, а не просто как доход. Не является потребителем гражданин, который, приобретая товары (работы, услуги), использует их в деятельности, которую он осуществляет самостоятельно на свой риск с целью систематического извлечения прибыли. Цели, для которых приобретается товар, заказывается работа (услуга), должны быть исключительно личные (бытовые). Товары (работы, услуги) могут приобретаться (заказываться) для личных нужд (например, медицинские услуги) либо для бытовых (например, приобретение электробытовых приборов), либо одновременно и для личных, и для бытовых (например, приобретение студентом микрокалькулятора для использования как дома, так и на занятиях).

Не является потребителем гражданин, приобретающий товары для организаций и за их счет с целью использования этих товаров в производстве, а также заказывающий для организаций за их счет работы, услуги в этих же целях (например, приобретение фотокамеры для работы в издательстве, редакции, химическая чистка штор, натирка полов и т.д.). Однако является потребителем гражданин, пользующийся услугой личного характера, хотя и заказанной для производственных нужд (например, услуга по перевозке, по проживанию в гостинице в командировочных целях)[19].

Под «потребителем» понимается не только гражданин, который непосредственно приобрел товар или заказал работу (услугу), но и гражданин, пользующийся ими. Иначе говоря, потребителем является как гражданин, купивший мобильный телефон, так и гражданин, который пользуется этим телефоном (например, член семьи гражданина, купившего телефон; гражданин, которому этот телефон был подарен). В то же время именно этот признак в судебной практике не всегда учитывается, несмотря на то, что в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотрения дел о защите прав потребителей» обращено внимание судов на необходимость его учета (абз. 1 п. 1 Постановления)[20].

Разъяснения по применению Федерального закона «О защите прав потребителей», которые дало Министерство РФ по антимонопольной политике являются наиболее полным и разносторонним анализом понятия потребитель.

Под «потребителем» понимается не только гражданин, который непосредственно приобрел товар или заказал работу (услугу), но и гражданин, пользующийся ими. Например, потребителем является как гражданин, который купил телевизор или билет в кино, так и гражданин, который пользуется. Законодательством в отдельных случаях предусматривается, что пользоваться товаром, результатом работы, услугой может только гражданин, заключивший договор с продавцом, исполнителем.

Например, воспользоваться услугой по договору перевозки железнодорожным транспортом в поездах дальнего следования и воздушным транспортом может только гражданин, который указан в билете. Именно этот гражданин является стороной по договору перевозки, соответственно только он в данном случае является потребителем. При покупке отдельных видов товаров, в частности оружия, действуют установленные законодательством ограничения — продажа отдельных видов оружия может быть осуществлена только при наличии у гражданина, приобретающего оружие, лицензии на его приобретение, при этом предусмотрены специальные правила регистрации приобретенного оружия. Таким образом, только гражданин, заключивший договор купли-продажи, будет являться потребителем в отношениях, вытекающих из такого договора[21].

Данная точка зрения имеет недостаток, так как, например, если лицо купившее вещь, передает ее в дар другому лицу — пользователю, то в данном случае второе лицо уже не будет являться потребителем.

Н.Ю. Иванова, Е.А. Игнатова, М.А. Шевченко также считают, что в качестве потребителя выступает не только гражданин, который непосредственно приобрел товар или заказал работу (услугу), но и гражданин, пользующийся ими[22].

Для действительной эффективной защиты прав потребителя в понятие потребителя обязательно должно включать и лицо, которое не приобретало товар, но пользуется им. Это даст возможность таким лицам защищать свои права в случае их нарушения.

Проанализировав разные точки зрения ученых на понятие «потребитель», а также определение потребителя, данное в законодательных актах можно сделать вывод, что потребитель — это гражданин, иностранное лицо, лицо без гражданства, индивидуальный предприниматель, юридическое лицо заказывающие, приобретающие или использующие товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, получения прибыли.

Поскольку понятие потребитель как объект конституционно — правовой защиты, это нечто иное, чем потребитель определенный Федеральным законом «О защите прав потребителей», имеющее разное назначение и разную ценность для права, поэтому необходимо рассмотреть такое понятие потребителя, а затем эти два понятия сравнить.

В соответствии со ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. Конституционное право в иерархии прав человека и гражданина России, обозначенной в тексте гл. 2 Конституции РФ, относится к таким правам, которые в силу ч. 3 ст. 56 Конституции РФ не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах[23].

Таким образом, обладая теми правами, которые закреплены в Конституции РФ, человек получает и гарантию их защиты. Потребителем, являются все российские граждане, покупающие различные товары и пользующиеся услугами. Как уже ранее и было сказано имеется ввиду и граждане — индивидуальные предприниматели. Однако зачастую эти товары и услуги не отличаются надлежащим качеством. В связи с этим необходимо принимать специальные нормы, направленные на защиту прав потребителей. Именно поэтому каждому потребителю необходима государственная поддержка[24].

Понятие потребителя как объекта конституционно-правовой защиты неоднозначно, поскольку непонятно имеется ли в виду вообще такой объект в конституционном праве.

В ныне действующей Конституции РФ предусмотрен ряд прав, которыми обладает гражданин — потребитель и которые соответственно подпадают под конституционную защиту. Эти права представляют наибольшую ценность для потребителя и права эти возникают не в момент, когда потребитель намерен ими воспользоваться или уже воспользовался, а с момента его рождения. Например, право на образование, квалифицированную медицинскую помощь.

Проанализируем их.

Право человека на охрану здоровья предусмотрено в действующей Конституции РФ (ст. 41). Данное право вполне распространяется на потребителя поскольку получение качественных медицинских услуг является основным показателем соблюдения прав потребителя при лечение каких-либо заболеваний, либо их профилактики. Сюда же можно отнести и право потребителя на получение правильной информации о медицинских услугах.

Здесь стоит заметить, что потребителем данных услуг также может быть как лицо, заплатившее за нее, так и получившее ее бесплатно[25].

Однако данное право совсем не конкретизируется Конституцией РФ, как это право можно использовать, в виде каких услуг реализовать (например, получение бесплатной медицинской помощи).

В Конституциях субъектов Российской Федерации такое право представлено в более развернутой форме. Например, в ст. 25 Конституции (Основном законе) Республики Саха (Якутия) подчеркнуто, что каждый имеет право на охрану здоровья, на бесплатное медицинское обслуживание в государственных учреждениях здравоохранения, организация которых осуществляется с учетом специфики жизни на Севере. Там же провозглашается, что государство финансирует, поддерживает и поощряет деятельность, способствующую укреплению здоровья, развитию физической культуры и спорта[26]. Республика Адыгея в своей Конституции пошла еще дальше, определив охрану здоровья как обязанность государства, которое проводит и поддерживает мероприятия по предупреждению и лечению болезней, обеспечивает оказание общедоступной бесплатной медицинской помощи и развитие частной системы здравоохранения[27].

Хотя данные Конституции РФ и конкретизируют право на охрану здоровья, но они, как и Основной закон не определяет, кто является объектом защиты такого права. В связи с чем, представляется необходимым внести изменения в действующую Конституцию РФ и дополнить ее развернутым определением охрана здоровья, а также определить круг лиц, на которых это право будет распространяться, включив в их число и потребителя.

Cт. 43 Конституции РФ предусмотрено, что каждый имеет право на образование, в том числе бесплатное. При этом бесплатное предоставление образовательных услуг вовсе не означает их полную безвозмездность[28].

Конституции некоторых стран вообще не закрепляют право на образование (Франция, Великобритания, США).

Право на образование, предусмотренное в Конституции РФ не оговаривает такого важного условия, как его качество. А ведь, получая образование на платной либо бесплатной основе, потребитель имеет право на его качество, на соответствующий установленным законодательством стандартам условиям обучения.

Нарушения прав потребителя при получении им высшего образования имеют место и к ним можно отнести, например, необоснованное воспрепятствование свободному доступу к образованию, покушение на осуществление права на образование, несоблюдение учреждением лицензионных требований и условий, предъявляемых к образовательному процессу, а также действия, повлекшие за собой необоснованное повышение платы за обучение, не связанное с увеличением расходов на организацию образовательного процесса, неправомерное отчисление, невыдачу документа об образовании[29].

В случае если таковые нарушения возникли, то потребитель защитить свои права не сможет, только воспользовавшись нормами конституционного права. В данной части Конституцию РФ необходимо дополнить, включив в нее оговорку о качестве образования в соответствии с установленными стандартами и об ответственности образовательного учреждения за предоставление некачественных образовательных услуг.

Важнейшее условие эффективности любого субъективного права — наличие адекватных, действенных способов его защиты. Права потребителей защищаются посредством системы мер, предусмотренных различными отраслями права, но в первую очередь они защищаются Конституцией РФ[30]. И именно для обеспечения правового статуса потребителя важную роль играет закрепление на конституционном уровне группы прав по защите его других прав и свобод. Среди них выделяют, наряду с правом на судебную защиту, рассмотрение дела в надлежащем суде, гуманизм правосудия, право на получение квалифицированной юридической помощи[31].

Рассмотрим подробнее какие нормы конституционного права хотя и косвенно, но защищают потребителя. Пункт 1 ст. 48 Конституции РФ представляет каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

Возможность получения квалифицированной юридической помощи является одним из основополагающих прав человека и гражданина и одновременно важнейшей гарантией соблюдения целого ряда иных прав и свобод[32].

Конституция Республики Беларусь в этом вопросе продвинулись немного дальше и обозначили субъекты и цели ее оказания: «Каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов и других своих представителей в суде, иных государственных органах, органах местного управления, на предприятиях, в учреждениях, организациях, общественных объединениях и в отношениях с должностными лицами и гражданами. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается за счет государственных средств. Противодействие оказанию правовой помощи в Республике Беларусь запрещается»[33].

Как видно, Конституция Республики Беларусь достаточно подробно расписывает, какими правами можно воспользоваться при получении юридической помощи.

Исследуемая норма права, конечно, может помочь потребителю, если он попал в ситуацию, когда его права нарушены, и он не знает, как их защитить. Но опять же Конституция РФ не указывает, какую именно помощь можно получить у юриста и где юридическую помощь потребителю смогут оказать бесплатно. Нужно исправить данное положение и дополнить ст. 48 Конституции РФ правом потребителя «на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод в виде права пользоваться в любой момент помощью адвокатов и других своих представителей в суде, иных государственных органах, органах местного управления, на предприятиях, в учреждениях, организациях, общественных объединениях и в отношениях с должностными лицами и гражданами. Бесплатно юридическая помощь потребителю оказывается органами Роспотребнадзора».

Далее ст.46 Конституции РФ гласит, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Есть мнение, что судебная защита отождествляется с правосудием или рассматривается как гарантия доступа к нему[34].  Если исходить именно из такого понимания права на судебную защиту, то можно прийти к выводу, что Конституция поставила под защиту суда практически все блага, которыми располагает человек[35].

С данным мнением нельзя не согласиться, поскольку действительно Конституция РФ определяет судебную защиту для всех прав, предусмотренных законодательством, и, конечно, в ней не хватает оговорки о судебной защите нарушенных прав именно потребителя и их процессуальное преимущество, а именно освобождение потребителя от уплаты государственной пошлины при предъявлении исков в суд.

Ст. 47 Конституции РФ предусмотрено, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Для потребителя Федеральным законом «О защите прав потребителей» установлена так называемая альтернативная подсудность: он вправе по своему выбору обратиться в суд по собственному месту жительства, по месту нахождения ответчика (продавца, изготовителя, организации, выполняющей их функции, исполнителя) или по месту причинения вреда. Исключение из этого правила в соответствии со ст. 30 ГПК РФ составляют иски к перевозчикам, вытекающие из договоров перевозки грузов, пассажиров и их багажа, которые должны предъявляться по месту нахождения управления транспортной организации[36].

Как видно, норма, предусмотренная в Конституции РФ, лишь поверхностно определяет право на определенную защиту потребителя, более конкретно данное право регулирует сам Федеральный закон «О защите прав потребителя». Здесь данную норму Конституции РФ нет необходимости изменять, так необходимые разъяснения о подсудности, как уже было сказано выше, дает Федеральный закон «О защите прав потребителя» и Гражданско-процессуальный кодекс РФ.

В защиту своих прав потребитель может также использовать ст. 33 Конституции РФ, где предусмотрено, что граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления.

Административный порядок, установленный данной статьей Конституции РФ, только предполагает, но точно не указывает, что гражданин-потребитель в случае нарушения его прав обращается не в суд, а в специальные государственные органы, в компетенцию которых входит защита прав граждан-потребителей Также Конституция РФ не указывает, в какие именно органы должен обратится потребитель и что должно содержаться в подобном обращении. В связи с этим необходимо дополнить ст. 33 Конституцию РФ, чтобы потребитель мог воспользоваться правом такого обращения.

Также ст. 42 Конституции РФ можно сказать косвенно устанавливает защиту прав потребителя. В ней сказано, что органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Такое право необходимо потребителю в процессе судебной защиты, когда при определении своей правовой позиции необходимо знакомится с материалами судебного дела или уже на стадии исполнительного производства потребитель также может воспользоваться данным правом и получить все необходимые документы из дела об исполнительном производстве. Но опять же конституционная норма не пишет о том, с какими документами может знакомиться потребитель и ему остается это только домысливать. Поэтому вполне целесообразно было бы расписать в Конституции РФ, с какими документами и на какой стадии защиты права потребитель может ознакомиться.

В Конституции Украины предусмотрено право — знать свои права и обязанности, законы и иные нормативно-правовые акты, определяющие права и обязанности граждан. Нормативно-правовые акты, не доведенные до сведения населения в порядке, установленном законом, являются недействительными. Гарантируется недопустимость обратного действия закона[37].

Представление такого права в случае закрепления его в Конституции РФ даст потребителю более полную защищенность и стимул к приобретению знаний о своих правах.

Таким образом, проанализировав нормы конституционного права, касающиеся защиты прав потребителя можно сделать вывод, что Конституция РФ защищает потребителя, но данная защита имеет косвенный характер, более прямо защищают права потребителя иные нормативные акты.

Многие моменты, касающиеся правоотношений потребитель-продавец товара или исполнитель услуги никак не отрегулированы, а это значит, что конституционная защита имеет в этом случае пробелы. Это обусловлено тем, что изначально конституционное право не было предназначено для защиты прав только потребителя, оно затрагивает более широкий круг лиц. Такова специфика основного закона, которая заключается в том, чтобы обозначить основные направления правовой защиты. А это значит, что потребителя как объекта конституционно-правовой защиты определить нельзя, поскольку такой объект не сформирован. Потребитель как объект конституционной защиты — это среднестатистический человек, права которого практически не защищаются, как видно из найденных пробелов. Для создания действительного объекта конституционно-правовой защиты необходимо устранить данные пробелы, тогда в результате получиться индивид, обладающий некими потребностями, защищенными нормами конституционного права, конкретизированного в законодательстве в более полном объеме.

Разница между понятием потребителя и понятием потребителя как объекта конституционно-правовой защиты заключается, во-первых, в том, что потребителем может быть как физическое лицо (гражданин, иностранное лицо, лицо без гражданства), индивидуальный предприниматель без образования юридического лица, так и юридическое лицо, а потребитель как объект конституционно-правовой защиты — это только физическое лицо (сюда же входит и индивидуальный предприниматель без образования юридического лица), потому как только оно является носителем тех прав, которые закреплены в Конституции РФ, юридическое лицо объектом конституционной защиты не является. Причем под физическим лицом здесь понимается только гражданин Российской Федерации.

Во-вторых, потребитель это лицо, имеющее намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий товар, в то время как потребитель-объект конституционно-правовой защиты это просто среднестатистический человек, имеющий права, закрепленные в Конституции РФ, которыми он может как использовать так и не использовать.

В-третьих, потребителем может быть только лишь тот, кто приобретает товары либо услуги для личных, семейных, домашних целей не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, получении прибыли. Потребитель как объект конституционно-правовой защиты это может быть лицо пользующееся своими конституционными правами, в том числе и для предпринимательской деятельности, получении прибыли.

В-четвертых, потребитель защищен напрямую законом, способы его защиты достаточно полно урегулированы законом, в то время как потребитель как объект конституционно-правовой защиты не имеет такого полного урегулирования своих прав, его права сформулированы кратко, лаконично.

В-пятых, потребитель как объект конституционно-правовой защиты не сформирован, поэтому и защита его скорее носит косвенный, чем прямой характер.

В-шестых, правоотношения потребитель-продавец товара или исполнитель услуги в рамках потребитель- объект конституционно-правовой защиты никак не отрегулированы, а это значит, что конституционная защита имеет в этом случае пробелы. Правоотношения потребителя с продавцом или исполнителем строго урегулированы как Гражданским кодексом РФ, Федеральным законом «О защите прав потребителя» так и иным законодательством.

Таким образом, в основном разница в исследуемых двух понятиях заключается в том, что потребитель определенный Федеральным законом «О защите прав потребителей» есть четко сформулированное лицо, имеющее определенные права и способы их защиты, в то же время как потребитель, как объект конституционно — правовой защиты это среднестатистический человек, гражданин Российской Федерации, имеющий некие права, которые не имеют конкретно сформулированных методов защиты. Для того, чтобы исправить такое положение потребителя- объекта конституционно-правовой защиты, необходимо внести в Конституцию поправки, касающиеся четкого определения понятия потребитель, а также более конкретно описать его права и способы их защиты.

Рассмотрев вопрос, связанный с содержанием и определением понятия «объект конституционно-правовой защиты», понятий «потребитель», «потребитель как объект конституционно-правовой защиты», представляется необходимым сделать следующие выводы:

1. Понятие «объект конституционно-правовой защиты» включает наиболее важные права и свободы человека и гражданина, установленные Конституцией РФ, получающие высшую юридическую защиту и связанные с признанием приоритета прав человека.

2. Понятие «потребитель», согласно Федеральному закону «О защите прав потребителей» и мнению ряда ученых, — это гражданин, иностранное лицо, лицо без гражданства, индивидуальный предприниматель, юридическое лицо заказывающие, приобретающие или использующие товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, получения прибыли.

3. Понятие «потребитель как объект конституционно-правовой защиты» определить нельзя, поскольку такой объект не сформирован. Потребитель как объект конституционной защиты — это среднестатистический человек, гражданин права которого практически не защищаются, как видно из найденных пробелов. Для создания действительного объекта конституционно-правовой защиты необходимо устранить данные пробелы, тогда в результате получиться индивид, обладающий некими потребностями, защищенными нормами конституционного права, конкретизированного в законодательстве в более полном объеме.

4. Разница в исследуемых двух понятиях заключается в том, что «потребитель», согласно Федеральному закону «О защите прав потребителей», есть лицо, имеющее определенные права и способы их защиты, в то же время как «потребитель как объект конституционно-правовой защиты» —  это среднестатистический человек, гражданин Российской Федерации, имеющий некие права, которые не имеют конкретно сформулированных методов защиты.

Для того, чтобы исправить такое положение потребителя как объекта конституционно-правовой защиты, необходимо внести в Конституцию РФ поправки, касающиеся четкого определения понятия «потребитель», а также более конкретно описать его права и способы их защиты.

Источник: nauka-pravo.com


Просмотров страницы: 2 644

Вы прочитали статью: Понятие потребителя как объекта конституционно-правовой защиты

Оставить комментарий

Комментарии к другим записям

Похожие записи :

.
Вопросы / комментарии
Статистики сайта
Яндекс.Метрика


Проверка тиц


Подписка на рассылку

Введите Ваш email:



цитатыПраво жить и быть счастливым — пустой призрак для человека, не имеющего средств к тому.
-Николай Чернышевский-